Мотивом к созданию Антонима было желание создать не «крепкий» образ, а нечто зыбкое и неуловимое. Антоним — антиква-эксперимент, эклектичный гибрид, с трудом поддающийся классификации. Отчасти это антиква с асимметричными, широкими и тонкими брусковыми засечками; отчасти — контрастный гротеск.

Одна из особенностей шрифта — отсутствие засечек там, где они обычно бывают: в округлых знаках, буквах с прямыми горизонталями и буквах с изогнутыми штрихами. Другие черты Антонима: «а» с нависающей дугой; зауженная «М»; тяготеющая к горизонтали диагональ «S», с настолько малой апертурой, что буква почти превращается в восьмёрку. Эти весьма необычные детали соседствуют с прагматичными чертами брусковых шрифтов XIX века: широкими пропорциями, низким контрастом, короткими выносными элементами и статичностью форм.

Этот неожиданный сплав стилей отражает состояние современной глобальной культуры. Хотя Антоним лучше всего подходит для ультрасовременных работ, стремящихся выйти из привычных рамок, он работает ничуть не хуже и в более будничном использовании. Шрифт хорош и в мелком, и крупном кегле. Он экономичен в наборе и позволяет уменьшать кегль и интерлиньяж, но даже при этом его текстура не темнеет и остаётся прозрачной и гибкой, словно тонкая сетка, наброшенная на лист бумаги.

Состав начертаний сознательно ограничен светлым и регулярным. В ближайшем будущем мы планируем дополнить гарнитуру курсивами.

Дизайнеры Гаянэ Багдасарян и Вячеслав Кириленко, 2019.